Просмотров: 1161

Три героя, спасшие миллионы жизней

Имена этих людей должны быть на табличках с названиями улиц, их именами нужно называть корабли и планеты.

1-го мая 1986 власти СССР узнали чудовищную новость. С момента взрыва на АЭС шел шестой день, когда выяснилось: во взорвавшемся реакторе сохранилась активная зона, в ней идет плавление. Ядерная реакция только набирала скорость, а запасы в почти две сотни тонн ядерного топливного резерва давали понять: беда предстоит не чета уже случившейся.

Под этим объемом ядерного топлива, которое плавилось, размещался резервуар с охлаждающей жидкостью. Вода имела функцию теплоносителя, от расплавляющегося реактора она была отделена толстой плитой из бетона. И зона плавления постепенно выжигала эту защиту, оказавшуюся вдруг такой хрупкой. Расплавленный металл высочайшей радиоактивности был все ближе к резервуару, в котором находились тысячи тонн воды. 

Едва это плавящееся ядро реактора, уже светившееся даже не красным, а белым, коснулось бы воды, взрыва бы избежать не удалось. Тысячи тонн воды немедленно обратились бы в пар, зараженный радиацией, горячее облако накрыло бы почти всю Европу. Эта катастрофа была бы настолько масштабной, что сам первый взрыв в Чернобыле можно было бы считать пустяковым событием местечкового масштаба и по числу погибших, и по отдаленным экономическим последствиям. 

Об этой катастрофе писали много. Зарубежный журналист Стивен Мак-Гинти отмечал, что взрыв, который вполне мог случиться, по предварительным расчетам зацепил бы и оставшиеся три реактора, которые сохранились целыми. 200 квадратных километров сравнялись бы с землей, в них попал бы Киев. Вода была бы заражена, и 30 миллионов жителей не смогли найти чистую. Северная Украина стала бы нежилой на сотни лет. ( Статья в The Scotsman за 16.08.2011)

Исследования вели россияне и азиаты, к 2009 появилась еще более жуткая перспектива, которая вполне могла стать реальностью. Достигни сердцевина реактора жидкости, как взрыв снес бы пол-Европы. Половина России, вся Украина и, разумеется, Европа превратились бы в необитаемые места на несколько сот тысяч лет.

Эксперты, которые работали в поле, собственными глазами видели, как сгорает от жара реактора та самая плита из бетона, вода оказывалась ближе с каждой минутой.

Инженеры были брошены на решение самой важной задачи: взрывы на оставшихся реакторах нужно было предотвратить любой ценой. 

И план был разработан.

Самым простым и быстрым решением оказались аквалангисты. 

Трое пловцов должны были проплыть сквозь затопленные камеры 4-го реактора, добраться до запорных клапанов теплоносителя и отпереть их. Таким образом вода слилась бы полностью до момента соприкосновения с раскаленным реактором. 

Это был отличный план, быстрый, надежный.

Лучший вариант для тех миллионов жителей Союза и Европы, которым предстояло погибнуть или долго и мучительно умирать от лучевой болезни после предстоящего взрыва.

А вот для аквалангистов перспективы были не радужными. Вода под плавящимся четвертым реактором – это было худшее на земле место, адский котел, в котором ничего не могло выжить. Запаса сил хватило бы только доплыть до задвижек и открутить их, не факт, что эти люди смогли бы доплыть обратно.

Власти объяснили, что надвигается второй взрыв.

Объяснили и то, как его можно избежать. 

Последствия тоже не скрывали: радиационное облучение обернулось бы неминуемой и очень быстрой смертью.

Но три человека вызвались выполнить задачу. Каждый из мужчин точно понимал, на что он идет. Точно понимал: это последнее, что он совершит за свою жизнь.

Двое работали инженерами, старший и из среднего звена. Третий – начальником смены. Ему предстояло плыть и следить за подводной лампой. Он освещал путь инженерам, которые разбирались во всех подводных устройствах и могли точно определить, какие именно задвижки предстояло открыть.

После всех проверок и уточнений трое героев отправились навстречу бессмертию. Они надели снаряжение, проверили все и отправились в свой последний заплыв.

Тьма под бетонными плитами была кромешная, никаких подсветок. Фонарь у начальника смены был тускловатым, постоянно пытался погаснуть. Но тройка героев упорно продолжала искать свою цель, стараясь поторопиться. Радиоактивные частицы разрушали тела каждого из них, жизнь стала последним их ресурсом, инструментом – чтобы спасти людей. Сливные клапаны пришлось разыскивать долго, свет мог погаснуть в любой момент, и тьма не дала бы им выполнить задачу.

Инженеры заметили цель, когда уже почти сдались: луч мигающего фонаря высветил в мутном мраке трубу перед тем, как погаснуть окончательно. Специалисты понимали, что труба выведет их к нужным задвижкам. 

В темноте они подплыли к месту с трубой, нащупали ее и начали подниматься, держась за нее руками. 

Без освещения. 

Без защиты от губительной радиации, которую не смогло бы вынести ни одно живое существо на земле. Но мужчины знали: жребий уже брошен, и нельзя гибнуть просто так. Их ждут две задвижки, их ждут миллионы живых.

Когда водолазы смогли их открутить, вода полилась наружу. Бассейн стремительно пустел.

Героям даже удалось вернуться обратно, их чествовали, как героев. Суровые сотрудники АЭС, военные – все прыгали от счастья, как дети. 

Вода ушла из-под реактора за сутки, все 18 тысяч тонн.К тому моменту, как плита из бетона прогорела до конца, жидкости в резервуаре не оставалось. Обошлось без второго взрыва. 

Все расчеты и проверки, проведенные вслед за погружением, важнейшим в мировой истории, подтверждали: не шагни в бассейн трое людей, не открой задвижки – миллионы людей не пережили бы ближайшие дни.

Лучевая болезнь развивалась у троих героев очень быстро, в течение нескольких дней проявились симптомы. Они продержались несколько недель, но ушли из жизни один за другим. 

Их тела хоронили в свинцовых запаянных гробах: полученной радиации им хватило, чтобы излучать опасные частицы десятки лет после смерти.

Множество героев гибли ради людей, зная, что шанс выжить невелик. Но эта тройка шла на смерть, и знала: шансов нет совсем. Они шагнули в глубину, где смерть отравила их своим дыханием. Совершили подвиг, словно обычную простую работу. Так было надо.

Их имена должны быть знакомы каждому:

Алексей Ананенко. Помнить вечно.

Борис Баранов. Помнить вечно.

Валерий Беспалов. Помнить вечно.

Три их жизни – и миллионы выживших. Такова цена их подвига.