Просмотров: 4995

История о том, как человек стал Человеком

Какая адская боль, не хватает воздуха… Попытка сделать вздох отдаётся болью в троекратном размере. Вижу лавочку, присяду, авось отпустит… Кое-как добрёл, повалился на лавку, но сознание начало уплывать раньше… Мужчина уже не видел обеспокоенного лица склонившейся над ним пожилой женщины, не услышал звуков подъезжающей скорой помощи, не почувствовал, как его поднимают на носилках и грузят в авто…

***

Вдруг кто-то резко включил свет, такой яркий, что, казалось бы, такого света мужчина никогда до этого не видел. Но глазам совершенно комфортно. Стоп… Комфортно всему телу, тепло и уютно. Но вокруг ничего, кроме густого белого тумана, и вдруг из него появляется силуэт пса. Ещё несколько шагов, и очертания вышедшей из туманной дымки фигуры заставляют мужчину неверяще спросить:

— Грэй, это ты?

— Я, хозяин, здравствуй.

— Почему я слышу тебя и понимаю. Это сон? Почему такие странные ощущения? Что это за место?

— Это не сон. Сюда попадают те, кто скоро умрёт. Ты умираешь сейчас. Я уже умер в прошлом. Я погиб на той трассе, где меня оставил ты.

Мужчине вдруг стало так же больно, как и какое-то время назад в сквере, но это была не физическая боль, а боль от воспоминаний о своём ужасном поступке. Он предал, предал друга, и мысли об этом предательстве годами не давали ему спокойно спать.

— Стало быть помнишь ещё меня, старика. Не забыл, как швырнул меня в багажник, увёз подальше в пригород, а на пустой дороге выкинул как мешок с мусором. В чём была моя вина? В том, что постарел? Из-за этого ты злился на меня?

Собака со вздохом опустила взгляд и прилегла.

— Грей, я оставлял тебя не умирать. Я хотел, чтобы тебя подобрали люди, с которыми тебе было бы лучше, чем со мной…

— Ты лжёшь, хозяин. Всё это время ты лгал сам себе, чтобы не признавать, какой ужасный поступок ты совершил… Знаешь, что было, после того, как ты уехал? Я взял след и бежал, что было сил, бежал, в надежде, что смогу тебя догнать, а ты к тому времени успокоишься и заберёшь меня домой… Но я выбился из сил, а след потерял. След, но не надежду… 

Мужчина не мог поверить, что это происходит сейчас именно с ним…

— Я вернулся к месту, где ты избавился от меня, и сел. Сел и ждал, потому что искренне тебя любил, верил тебе. Верил, что ты всего лишь в очередной раз на меня разозлился и, непременно, вернёшься за своим преданным другом Греем… Но ты не возвращался… И я так переживал, беспокоился, как ты там, вдруг что-то случилось. Я старался быть на виду у самой дороги, чтобы ты смог легко найти меня… Но раньше меня нашла смерть под колёсами грузовика.

Грей положил голову на лапы и закрыл глаза…

— Я не умер сразу, как это бывает. Обездвиженный я лежал в холодной луже, захлёбываясь кровью, но думал не о том, что жизнь покидает моё дряхлое тело, а о тебе. О том, как скучаю по тебе. О том, что в тот миг больше всего на свете хотел бы, чтобы моя голова лежала у тебя на коленях, а твоя рука гладила бы меня по загривку… И я бы умер самым счастливым псом на свете… Об этом я думал, лёжа в грязи на обочине, пока моё сердце не остановилось.

Пелена слёз затуманила взор человека, он упал перед другом на колени и зарыдал. Зарыдал от осознания того, что человеком являлся только по своему происхождению. По сути же он был настоящим диким зверем, не знающим жалости. Мужчина понял, что в собаке оказалось человечности столько, что хватило бы на них обоих, и острая боль, не сравнимая с предыдущей, сковала его сердце.

— Я знаю, что не заслуживаю прощения, но прости! Прости мне моё предательство, мои пинки, то, как морил тебя голодом. Прости за то, что не ценил твоей преданности и дружбы!..

Хромой пёс доковылял до своего нерадивого хозяина и поднял на него взгляд полный боли:

— Я уже давно тебя простил. Простил ещё до того, как смерть забрала меня. Тебе же умирать ещё не время. Слёзы тебе помогут, плачь, плачь, сколько будет сил. Это твоё искупление моей смерти. Пёс лизнул солёную щёку и уткнулся в неё холодным мокрым носом.

— Здесь мне хорошо, больше не беспокойся обо мне, прощай!..

***

В 18:30 в реанимации было зафиксировано время смерти молодого мужчины. Обширный инфаркт. Врачи сделали всё, что могли, но было слишком поздно.

— Такой молодой мальчик, — вздохнула медсестра и бросила на тело последний взгляд, но вдруг женщина заметила, как по бледной щеке катится слеза…

— Реанимация!..

***

Через порог больницы переступил мужчина и вдохнул полной грудью осенний воздух. Этот случай, иначе как чудом, врачи называть отказывались. С того света не возвращаются, но этот пациент… Два месяца в клинике, и вот он отправляется домой на своих двоих…

Мужчина поднял глаза на пасмурное небо и улыбнулся. Моросил дождь. Неспешным шагом он двинулся в сторону автобусной остановки, но на пути через автомобильную парковку увидел грязный комок шерсти у бордюра. Это был щенок, и ему явно нужна была помощь. 

Мужчина, не раздумывая, взял беднягу, спрятал холодное мокрое тело под куртку и прижал дрожащего малыша к себе.

— Скоро будем дома, Грей, скоро будем дома…

Хромой пёс, окружённый белой дымкой, открыл глаза, развернулся и исчез в тумане. Грей обрёл покой, ведь ему удалось спасти Человека в человеке.