Просмотров: 9976

Алло! У вашей дочери брат в детском доме до сих пор, там оставите?

Такой вот нежданный звонок нашел меня во время работы. У моей дочери есть родной братик, он в детдоме. Мальчику всего полтора. 

Забрать нельзя оставить?

Я чувствовала себя сбитой с ног. Мой статус официально — мать одиночка. С мужем разведена и основательно потрепана, на руках — любимая моя четырехлетка. Есть и мужчина для встреч, но отношения застряли именно на фазе встреч, ни туда, ни сюда. Уже и конфетно-букетный давно позади, но отвечать за доченьку и меня он пока не рвался. Внешне все прилично, но опоры я в нем не ощущала.

Я поговорила с заведующей детдома. Отключила мобильник. Нашла тихое местечко и тут уж слезы полились ручьем. Я и мечтать не могла, что моя родная, но когда-то усыновленная Асенька получит себе братишку или сестричку, да еще и по крови родню. Слышала, так бывает. И как бы я рада была еще одному сладенькому человечку в доме. И дочке родная кровь нужна, и мне второго хотелось очень. 

В общем, решить было не просто. Ситуация у меня — практически гармония, все уравновесилось, работает, как идеальный механизм. Любая незаметная песчинка — и все разваливается. Мальчика этого я в глаза не видела, захочу — и Аська о нем не узнает. У меня хорошо же, и мужчина, и дочь. А будет трудно: Виталий и с нами-то не сильно готов быть, а еще один на шее?

Но я уже все поняла, пока рыдала. У Аськи есть кровный брат. Она мой ребенок, значит и он тоже. Какая разница, каким способом его извлекли на свет? Мой, мой сыночек где-то один, без мамы…

Просто не было. Я не знала, как объяснять Виталию, что собралась завести второго. Говорила с ним честно, ничего не скрывала, рассказывала, как я это вижу, и почему иначе не могу. Он тоже выглядел ошарашенным, сказал, думать буду, но ты же понимаешь…

Я понимала. Но сын все еще в детдоме. Я отправилась знакомиться.

Приехала в детдом со всеми бумагами, но эта вот тревожная и заботливая мадам, перевернувшая мой мир единственным звонком, внезапно пошла в отказ.

  • У него мама есть. Ждите, она может быть, сама надумает. Ей сообщили, что появилась претендентка на ребенка, и теперь она тоже определяется.

В общем, мальчик в детдоме был по заявлению биомамы, и мать, когда кончается срок заявления, всячески стараются образумить, напомнить о долге. Иногда таким вот способом, как со мной, использовали втемную. В общем, кровный аськин братик нам не достался, я билась за него 5 месяцев, поседела и похудела, попила успокоительных и переругалась с Виталием. За это время биомама забрала его, но не себе, нашла опекуна внутри собственной семьи, тем и успокоилась.

И вот решено окончательно: вариантов вернуть ребенка у меня не остается. Зато осталась гора документов на усыновление и огромная дыра в сердце. Такую только ребенком можно заполнить. Сделать вид, что этой полугодовой битвы не было, не вышло. Я так хотела второго, как будто он уже пинал меня изнутри. 

Виталий смотрел, как меня штормит, и вдруг сказал:

  • Пойдем. Пойдем на курсы приемных родителей, я хочу узнать, как это. — О небо, это была самая лучшая новость. Огромный шаг. Настоящая любовь, я теперь точно знала.

А после школы на свет появился Левчик. Как для нас. 

У нас теперь двое. И мы женаты. Но я до сих пор волнуюсь о том аськином брате, иногда выясняю, как он там. Кто знает, вдруг он опять окажется в детдоме? Уж в этот раз мы его отобьем. А если и нет, придет время и брат с сестрой смогут встретиться.

Главное, все сложилось. Я узнала, какой Виталий настоящий. И он узнал о себе немало. 

А седые волосы и закрасить можно. Это вообще ерунда.